Теги:

Проект “золотой рис” или Нобелевская премия за слабоумие

Согласно сообщению в Washington Post, 107 ныне живущих лауреатов Нобелевской премии подписали письмо, призывающее Гринпис прекратить выступать против ГМО. В письме они просят Гринпис отказаться от попыток блокировать выращивание так называемого “золотого риса”, генетически модифицированного сорта риса, который якобы “может снизить” дефицит витамина А у детей грудного возраста в развивающихся странах. Это говорит о том, что либо люди недостаточно умны, либо они представляют собой ещё одну группу продажных учёных, готовых продать свою репутацию за несколько “серебренников” от Monsanto & Co. А возможно и то, и другое...

Обращение этих лауреатов гласит: “Мы призываем Гринпис и его сторонников пересмотреть опыт фермеров и потребителей во всём мире, выращивающих и употребляющих культуры и продукты, улучшенные с помощью биотехнологии, признать заключения авторитетных научных и регулирующих органов, а также отказаться от своей кампании против "ГМО" в целом и “золотого риса”, в частности”. Письмо адресовано “Главам Гринпис, ООН и лидерам стран всего мира”. Их обращение заканчивается надрывным воззванием: “Сколько ещё бедных людей в мире должны умереть, прежде чем мы признаем, что это "преступление против человечества"?” Это можно было бы назвать “веским аргументом”, если бы это не было полной ерундой.

В обращении этих нобелевских лауреатов есть один изъян. Их письмо от начала до конца является чушью, не имеющей никакого отношения к науке. Было неоднократно научно доказано, что всё, что они написали о ГМО, не соответствует действительности. Давайте остановимся на их основном аргументе о ГМО рисе, содержащим бета-каротин.

Проект “золотой рис” провалили

Потребуется краткая предыстория, чтобы понять, насколько абсурдными являются заявления о том, что “золотой рис” снизит дефицит витамина А в развивающихся странах Азии и Африки и спасёт миллионы детских жизней.

Мир ГМО является творением Фонда Рокфеллера. В 1985 году Фонд начал первое масштабное исследование возможности генной инженерии растений для коммерческого использования. Тогда они назвали его “основной, долгосрочной стратегией исследования генной инженерии растений”. Средства Фонда Рокфеллера стали важным катализатором для всемирных научных исследований и разработок, которые привели бы к созданию генетически модифицированных растений, то есть “Генетической революции”.

В течение следующих двух десятилетий, освобождающийся от уплаты налогов Фонд Рокфеллеров потратит свыше $100 миллионов напрямую, и несколько сотен миллионов опосредованно на то, чтобы стимулировать и пропагандировать исследования по развитию генной инженерии и её применения для преобразования мирового производства продовольствия. Очевидно, что в их стратегических планах, этот вопрос занимал важное место. Примечательно, что тот же Фонд Рокфеллера финансировал евгенические исследования Гитлера на протяжении почти всего периода Третьего рейха до начала войны в 1939 году, когда это стало неудобным. После Нюрнбергского процесса по окончанию войны близкие партнёры Рокфеллера и тогдашний президент Американского общества евгеники, Фредерик Осборн (Frederick Osborn), объявили: «Отныне новое имя евгеники – генетика».

Проще говоря, то, что с помощью евгеники – “выбраковки человеческой породы”, как однажды изящно и пугающе обозначил эту науку принц Филипп – никто не собирается накормить мир, является истинной правдой. Скептики и любопытствующие могут более подробно прочесть об этой гротескной «научной» работе Фонда Рокфеллера в моей книге “Семена разрушения: Тайная подоплёка генетических манипуляций”.

Доведение до абсурда

Занимавший в 1930-е годы пост главы Фонда Рокфеллера физик Уоррен Уивер (Warren Weaver), возглавил новую биологическую программу Фонда. Щедрость Фонда в предоставлении средств для научно-исследовательских проектов стала причиной его огромного влияния на развитие науки во времена Великой депрессии благодаря лишь тому факту, что у них были средства для распределения между ведущими научными исследователями в период острого дефицита. С 1932 по 1957 годы Фонд Рокфеллера раздал впечатляющую сумму в $90 миллионов в виде грантов, чтобы поддержать создание новой области молекулярной биологии. Молекулярная биология и сопутствующая работа с генами были творением Фонда Рокфеллера во всех смыслах этого слова. Тот же Фонд и семья Рокфеллеров были страстными приверженцами сокращения мирового населения любыми средствами, по меньшей мере, с 1920-х годов.

В 1982 году группа советников Фонда призвала руководство выделить ресурсы на применение молекулярной биологии для селекции растений. В декабре 1984 Совет попечителей одобрил финансирование применения молекулярно-биологических методов для разведения риса — главного продукта питания большинства населения планеты. Это стало началом создания так называемого “золотого риса”, якобы уменьшающего дефицит витамина А, если верить словам 107 лауреатов Нобелевской премии. (F. William Engdahl, Seeds of Destruction: The Hidden Agenda of Genetic Manipulation, Global Research, Montreal, 2007, pp. 152-153)

Методология производства ГМО риса восходит к тому, что Рене Декарт назвал «редукционизмом», и к методу Чарльза Дарвина, а именно к тому, что живые существа являются машинами, чья единственная цель состоит в генетической репликации – это всего лишь вопрос химических процессов и статистики. Методология Рокфеллера была продолжением убеждения, что сложную форму жизни можно превратить в основной строительный блок или «элементарное семя», из которого можно выделить все формы жизни. Уивера и других представителей Фонда мало интересовал тот факт, что научный редукционизм был полностью опровергнут. Будучи признанным во всём мире экспертом по биологической безопасности, профессор Филипп Регал (Philip Regal) заявил: «...Уивер помог создать сеть учёных, которых в один прекрасный день можно будет назвать молекулярными биологами. У них мало традиционных знаний о живых организмах и группах организмов. Они верят в теорию редукционизма и в детерминизм...Они научились использовать обнадёживающие аргументы, которые помогли получить гранты и статус». (F. William Engdahl, Seeds of Destruction: The Hidden Agenda of Genetic Manipulation, Global Research, Montreal, 2007, p. 155, 157)

Средства на научные исследования были направлены через дочернюю организацию Фонда Рокфеллера, Международную программу по биотехнологии риса (IPRB), в некоторые из ведущих мировых научно-исследовательских лабораторий. В течение следующих 17 лет Фонд направил $105 млн собственных средств на разработку и распространение генетически модифицированного риса во всём мире. Кроме того, к 1989 году Фонд тратил дополнительные $54 млн в год – что в сумме составило более $540 млн в течение следующего десятилетия – на «обучение и наращивание потенциала» для распространения новых разработок в рисовой генетической модификации. Их любимый проект должен был разработать штамм ГМО риса – названного “золотым рисом” за необычный оранжевый цвет, вызванный генетически внедрённым бета-каротином – который должен снизить дефицит витамина А у детей раннего возраста.

Основанный Фондом Рокфеллера на Филиппинах Международный научно-исследовательский институт риса (МНИИР), с генетическим банком, содержащим более одной пятой мировых сортов риса, стал основным средством распространения новой генной рисовой революции Фонда Рокфеллера. МНИИР незаконно помещал в банк все более-менее известные сорта риса. В 1993 году Конвенцией ООН о биологическом разнообразии было решено контролировать кражу ресурсов семян развивающихся стран. Однако Вашингтон внёс крошечные, но существенные изменения в исходный текст. Он потребовал, чтобы на генетические ресурсы, которыми располагает Консультативная группа по международным сельскохозяйственным исследованиям (частью которой является МНИИР) эти правила не распространялись. Это повлияло на 40% уникальной зародышевой плазмы продовольственных культур, хранящейся в генных банках. Это означало, что агропромышленные компании, такие как Monsanto или Syngenta, могли их свободно украсть, а затем запатентовать.

МНИИР использовался сторонникам Зелёной революции для того, чтобы получить контроль над незаменимыми сокровищами семян азиатских сортов риса, под предлогом, что таким образом они будут «защищены». “Золотой рис” стал символом, флагом сбора, и демонстрацией обещаний генной инженерии, даже несмотря на то, что эти обещания были основаны на чёрной лжи и сознательном обмане. (F. William Engdahl, Seeds of Destruction: The Hidden Agenda of Genetic Manipulation, Global Research, Montreal, 2007, p. 162-163)

Правда

Индийский борец за биоразнообразие, доктор Вандана Шива (Vandana Shiva), язвительно критиковала продвижение “золотого риса” Фондом Рокфеллера, утверждая, что «первым недостатком генной инженерии риса для производства витамина А является затмевание альтернативных источников витамина А». Шива отметила, «есть много альтернатив ... получения витамина А. Витамин А содержится в печени, яичном желтке, курице, мясе, молоке, сливочном масле. Бета-каротин, предшественник витамина А, содержится в тёмно-зелёных листовых овощах, шпинате, моркови, тыкве, манго...»

Кроме того, количество риса, которое человек должен потреблять ежедневно, чтобы получить суточную дозу витамина А было ошеломляющим и практически невозможным. По оценкам среднестатистическому жителю Азии нужно употреблять 9 кг варёного риса в день, только чтобы получить требуемую минимальную норму витамина А. Обычные 300 грамм риса, ежедневно употребляемые в Азии, обеспечивали бы лишь 8% от его суточной потребности.

Президент Фонда Рокфеллера Гордон Конвей (Gordon Conway) робко ответил на эти критические замечания в 2001 году в пресс-релизе: «Во-первых, следует отметить, что мы не считаем золотой рис решением проблемы дефицита витамина А. Скорее, он является превосходным дополнением к фруктам, овощам и продуктам животного происхождения в рационе, а также различным обогащённым продуктам и витаминным добавкам». Он также добавил: «Я согласен с доктором Шивой, что пропаганда “золотого риса” зашла слишком далеко». (Gordon Conway quoted in Paul Brown, “GM Rice Promoters Have Gone too Far”, The Guardian, 10 February 2001)

Любопытным вопросом, на который пока нет ответа, остаётся вопрос, кто, после 16 лет неудач, на самом деле стоит за этой новой попыткой извлекать прибыль из “золотого риса”, и сделать полностью дискредитировавший себя ГМО рис основой предполагаемого чуда в спасительном питании человека? Утверждения нобелевских лауреатов-подписантов с научной точки зрения являются абсолютной ложью. Нам неизвестно сколько денег было потрачено, чтобы убедить 107 научных лауреатов Нобелевской премии, которые явно должны лучше знать о вреде ГМО – а если нет, то вернуть премиальные деньги– поставить свои имена под такой очевидной пропагандистской ложью, однако факт остаётся фактом.

Является ли это попытками Syngenta, которую сейчас приобретает ChemChina, оживить провальный проект “золотого риса”? Является ли это попыткой Monsanto, которая вскоре станет частью евгенического Bayer AG, сделать то же самое? Каким бы ни был ответ, а мы, несомненно, узнаем о нём в ближайшее время, подписание открытого письма к Гринпис, ООН и мировым лидерам свидетельствует, по меньшей мере, о том, что Нобелевская научная премия не является доказательством большого ума...

Автор Уильям Энгдаль

Возврат к списку
Популярные статьи
Колоссальное значение Северного морского пути 13.12.2017
Кто такой Срджа Попович? 24.10.2017
Рубль, юань и долларовая система 22.10.2017
Современная российская нефтяная политика 12.10.2017
Нефть укрепляется в ХХI веке благодаря низким ценам 04.09.2017